Смертельный реализм: Палмер Лаки создал ВР-очки, которые могут взорвать пользователя

Палмер Лаки (Palmer Luckey), основатель стартапа Oculus, выкупленного Meta* и в итоге превращённого в линейку устройств Quest, рассказал о личном арт-проекте по модификации очков виртуальной реальности. Изменения в конструкции позволяют очкам при помощи взрывчатки убить пользователя, если тот умрёт в виртуальном мире. Вдохновение инженер черпал в ранобэ (жанр японской молодёжной литературы преимущественно фантастического содержания) Sword Art Online, в котором сюжет построен вокруг реалистичности смерти в виаре.

В Sword Art Online 6 ноября 2022 года — это дата открытия одноимённой VRMMORPG. И в тот же день игроки с ужасом осознают своё положение: специальные очки NerveGear VR убьют их, если попытаться снять устройство или умереть в игре.

Несмотря на долгую историю, произведения Sword Art Online по понятным причинам обрели новую популярность в то время, когда Oculus Rift начали набирать обороты благодаря рекордному сбору денег на Kickstarter в 2012 году.

Лаки вспоминает, как многие люди спрашивали его о том, знал ли он о Sword Art Online перед основанием Oculus. Оказывается, не только знал, но и был фанатом — настолько сильным, что получил в подарок на свадьбу статуэтки, изображающие его с женой, одетых как главные герои сериала.

Русская рулетка с сюжетом

Очки Quest Pro со взрывчаткой — это творческий проект. Если вы подумали, что гаджет планируется продавать, нам следует подчеркнуть, что это не так. Но это не значит, что перед нами просто концепт. Лаки утверждает, что в основу устройства легли заряды из ещё одной его компании, поставщика оборонных технологий Anduril.

[…] Я использовал три взрывчатых модуля, которые обычно использую для другого проекта, подключив их к узкополосному фотодатчику, который может определять, когда экран мигает красным с определённой частотой, что делает интеграцию окончания игры со стороны разработчика очень простой. Когда отображается соответствующий экран завершения игры, заряды срабатывают, мгновенно уничтожая мозг пользователя.

Лаки считает, что максимальный реализм в виртуальной реальности достижим только при таких экстремальных ставках.

Идея привязать свою реальную жизнь к своему виртуальному аватару всегда завораживала меня — вы моментально поднимаете ставки до максимального уровня и заставляете людей кардинально переосмыслить то, как они взаимодействуют с виртуальным миром и игроками внутри него.  Накачанная графика может сделать игру более реалистичной, но только угроза серьёзных последствий может сделать игру реальной для вас и любого другого человека в игре.

На данный момент Лаки называет проект «предметом офисного искусства», но, похоже, заинтересован в развитии идеи.

Это не идеальная система, конечно. У меня есть планы на механизм защиты от несанкционированного доступа, который, как и NerveGear, сделает невозможным снятие или уничтожение гарнитуры. Тем не менее, существует огромное количество разнообразных сбоев, которые могут привести к гибели пользователя в неподходящий момент. Вот почему я так и не решился использовать его сам, а также почему я убежден, что, как и в SAO, окончательный запуск действительно должен быть привязан к высокоинтеллектуальному агенту, который может легко определить, выполняются ли условия для завершения на самом деле правильно.

Взрывной интерес

Позиционируя устройство как концепт-арт, Лаки также говорит, что взрывчатка и спусковой механизм действительно работают. По его словам, идея ничем не отличается от экстремальных последствий некоторых видов спорта, и эту область механики видеоигр слишком мало изучали.

Еще в 2017 году Лаки рассказал о своём интересе к концепции привязки виртуальной жизни (или смерти) к реальной. Он был заинтересован в создании игры, которая транслирует пользователю «серьёзные результаты». Не смерть, но всё же значимые.

Сеттинг [Sword Art Online] был таков: «Если ты умрёшь в игре, ты умрёшь и в реальном мире». Этот сеттинг стал очевидным сразу после запуска SAO. Это очень экстремальный результат. Если игрок примет неправильное решение, его ждёт смерть. Это отличается от обычной игры, где вы просто стреляете, и не имеет значения, когда вы умрёте, потому что вы можете возрождаться бесчисленное количество раз.

 

Сразу после того, как я услышал о концепции SAO, я был увлечён ей. Даже сейчас, спустя несколько лет, я думаю о концепции игры, в которой у вас будут такие же серьёзные результаты в реальном мире, как и в игровом. Это приведёт к «реальному результату», который сделает игру «настоящей». Это игра, в которой не допускается ни одна ошибка, вы должны серьёзно думать обо всём.

В индустрии есть примеры ультранишевых игр, которые имеют относительно серьёзные последствия, например, Lose/Lose, которая не только удаляется с вашего компьютера, когда вы проигрываете, но и удаляет случайные файлы каждый раз, когда вы убиваете врагов.  Известны хардкорные MMO-игроки, которые клялись удалить персонажей, если те умрут в игре, что может означать, что сотни, если не тысячи часов их жизни будут потрачены впустую. В конце концов, убийство — лишь крайность, до которой лежит широкое поле болевых и приятных ощущений, изменений банковского счёта, маркетинговых акций и прочих вещей со вполне реальным эффектом.

Проект поднимает важный вопрос: насколько он реалистичен для самого автора? Если Палмер Лаки борется за реализм, при появлении финального образца он должен прочувствовать игру самостоятельно. Такой подход мог бы изменить многие сферы, от дизайна городских пространств до производства оружия.

На поздней стадии разработки очки должны пройти тестирование. Ни одно государство, разумеется, не пропустит такую вещь в продажу, но было бы интересно посмотреть на тестовое программное обеспечение. Для скорейшего сбора статистики можно предложить достать из анналов истории Flappy Bird.

*В РФ признана экстремистской

Не пропускайте важнейшие новости о дополненной и виртуальной реальности — подписывайтесь на Голографику в Telegram, ВК и Twitter! Поддержите проект на Boosty.

Далее: PlayStation VR2 поступят в продажу 22 февраля по цене от $550