Переписка Цукерберга вскрыла подробности ВР-стратегии Facebook

2
426

Попавшая в руки журналистов переписка между генеральным директором Facebook Марком Цукербергом (Mark Zuckerberg) и его непосредственными подчинёнными раскрыла стратегию компании в области виртуальной и дополненной реальности, осуществляемую с момента приобретения Oculus VR.

Зачем Facebook купила Oculus? Для чего социальная сеть, аккумулятор информации о людях, потратила два миллиарда долларов на производителя сомнительного на тот момент аппаратного обеспечения? Этими вопросами не раз задавались не только пользователи, но и аналитики рынка, которым нужно было понять, в какую сторону дует инвестиционный ветер.

TechCrunch сообщает, что в 2015 году Цукерберг направил руководству компании четырёхстраничное электронное письмо, в котором изложил стратегию погружения в иммерсивный рынок. Документ раскрыл писатель Блэйк Харрис (Blake Harris), который получил доступ к нему и тысячам других материалов для книги «The History of the Future» о временах становления современной индустрии виртуальной реальности.

Письмо показывает, что приверженность Цукерберга иммерсивным технологиям вызвана желанием превзойти технических гигантов Google и Apple в области, которую CEO в переписке и публично называет «следующей большой вычислительной платформой». Это ход в долговременной стратегии:

Стратегическая цель абсолютно ясна. Мы уязвимы для Google и Apple на мобильных устройствах, потому что они делают основные мобильные платформы. Мы хотели бы иметь более сильную стратегическую позицию на следующей волне компьютерных технологий. Мы можем достичь этого только путём создания как основной платформы, так и ключевых приложений.

Я расскажу об основных элементах платформы и основных приложениях ниже, но пока имейте в виду, что нам нужно добиться успеха в создании как главной платформы, так и ключевых приложений, чтобы улучшить наше стратегическое положение на следующей платформе. Если мы будем создавать только ключевые приложения, но не платформу, мы останемся в нашей нынешней позиции. Если мы строим только платформу, но не ключевые приложения, мы можем оказаться в худшем положении. Нам нужно построить и то, и то.

С точки зрения времени, нам будет лучше, если следующая платформа станет повсеместной как можно скорее, и если как можно короче, прежде всего, в мобильном мире, будет период доминирования Google и Apple. Чем меньше оно продлится, тем меньше сообщество уязвимо для действий внешних сил. Поэтому наша цель — не только победить в ВР / ДР, но и ускорить их приход. Это часть моего обоснования приобретения компаний и скорейшего увеличения инвестиций, а не того, чтобы ждать, пока компании продвинутся дальше. Уменьшая этот период, мы снижаем риски нашей уязвимости на мобильных устройствах.

Пользователи Facebook к этому времени очень часто заходили в социальную сеть и другие сервисы компании через смартфоны и планшеты на iOS и Android, полностью подконтрольные конкурентам. Ситуация стала очевидной, когда Apple заблокировала приложению Facebook доступ к данным своей операционной системы, выяснив, что их использование нарушает межкорпоративное соглашение. Аналогично, технологическое импортозамещение в России изначально направлено на снижение уязвимости страны перед возможными манипуляциями зарубежных копаний, контролирующих крупнейшие экосистемы.

Владение платформой и ключевыми приложениями на ней означает глубокий контроль над экосистемой, и Цукерберг хочет, чтобы вся власть была в руках Facebook. Поскольку смартфоны уже достигли зрелости, пробиваться на них поздно, поэтому Facebook по плану до 2025 года делает ставку на виртуальную и дополненную реальности, которые обещают в будущем стать основными средствами потребления информации. Как показали последние годы, пока прежние лидеры проигрывают более расторопному Цукербергу.

Далее следует более подробное описание взглядов генерального директора на основные парадигмы нового рынка:

Ключевые приложения — это то, что вы ожидаете: социальное общение и использование медиа, особенно иммерсивного видео. Игры являются критически важными, но они в большей степени управляемы случайными факторами и эфемерны, поэтому владение ключевыми играми кажется менее важным, чем простая уверенность в том, что они существуют на нашей платформе. Я жду, что все будут использовать инструменты социальной коммуникации и потребления медиа, и что мы построим большой бизнес, если будем успешны в этих областях. Нам понадобятся большие инвестиции и специальная стратегия, чтобы создать лучшие из таких сервисов. На данный момент я утверждаю, что создание социальных сервисов является нашей основной компетенцией, поэтому оставлю дальнейшее обсуждение этого на другой день.

Концепция платформы основана на ключевых сервисах, которые используют многие приложения: идентификации, контенте и аватарах, магазине распространения приложений, рекламе, платежах и других социальных функциях. Эти сервисы имеют общие свойства сетевых эффектов, дефицита и, следовательно, потенциала монетизации. Чем больше разработчиков используют наш рынок контента, магазин приложений или систему платежей, тем лучше они становятся и тем эффективнее мы можем зарабатывать деньги.

[…]

Наше общее видение данной сферы заключается в том, что мы абсолютно повсеместно окажемся в приложениях-убийцах, будем иметь очень сильный охват платформы сервисами (как у Google с Android) и будем достаточно сильны в оборудовании и системах, чтобы как минимум поддерживать цели наших сервисов на платформе, а в лучшем случае делать из них самостоятельный бизнес.

Цукерберг заявляет, что «поддерживал приобретение Unity», одного из ведущих движков для обычного игрового и ВР-контента. Далее он «обрисовывает в общих чертах преимущества обладания Unity», в том числе возможность разработки силами Facebook иммерсивного контента «мирового класса», необходимого для выполнения вышеозначенной задачи, а также шанс закрепиться на самом базовом уровне — на уровне разработчиков. Подобно тому, как разработчики, которые глубоко полагаются на сервисы Google Play, с большей вероятностью будут использовать новый API Play Services, разработчики, которые полагаются на сервисы Facebook, с большей вероятностью останутся с Facebook и будут следовать её политике.

Приводя доводы в пользу приобретения Unity, Цукерберг также рассуждает о том, что может произойти, если это сделает не Facebook:

С другой стороны, если кто-то ещё купит Unity или лидера в каком-либо базовом технологическом компоненте этой новой экосистемы, мы рискуем оказаться полностью вытесненными с рынка, если этот покупатель враждебен, а устройства не поддерживают нас. Опять же, заявление о том, что Unity больше не поддерживает Oculus, вероятно, не было бы неотвратимым, но Google или кто-то ещё просто никогда не будут отдавать приоритет улучшению интеграций с нами.

В некоторой степени этот недостаток является такой серьёзной уязвимостью, что, вероятно, затрат стоит простое уменьшение данного риска, даже если сделка не сопровождается всеми положительными сторонами, которые мы предусмотрели изначально.

[…]

Учитывая общую возможность укрепления нашей позиции на следующей большой волне вычислений, я думаю, что это явный призыв сделать всё возможное, чтобы улучшить наши шансы. Несколько миллиардов долларов — это много, но мы можем себе это позволить. Мы построили наш бизнес ради возможности создавать новые великие вещи для всего мира, и это одна из величайших вещей, которые я могу представить созданными нами для будущего… [конец письма]

Несмотря на явные успехи Facebook в расширении популярности платформы Oculus для мобильных и стационарных устройств, за прошедшие четыре года компания Цукерберга не только не приобрела Unity, но и пропустила больше $500 миллионов инвестиций в этого разработчика, что сделало его намного более дорогой потенциальной покупкой.

Не пропускайте важнейшие новости о дополненной, смешанной и виртуальной реальности — подписывайтесь на Голографику в TelegramВКTwitter и Facebook 

Далее: Facebook создаёт процессор для дополненной реальности