Что делать, если ты фаундер: интервью с RWM Capital об инвестициях в AR/VR-стартапы

the-almighty-dollar-2-1239035-1599x1028

Предыстория этого интервью показательна: чтобы осветить тему инвестиций в дополненную и виртуальную реальность в России (и это главное), я подготовил небольшой пул вопросов и написал в пять фондов, которые были замечены в интересе к нашей отрасли. В трёх мне не ответили вообще, а в недавно вышедшем в Россию 500 Startups отметили, что у сайта маленькая аудитория, и у них нет времени на такие мелочи.

В цель попал пятый выстрел: на вопросы ответили в RWM Capital Venture Investment. Этот фонд входит в инвестиционную группу компаний «РВМ Капитал», которая работает в области прямых инвестиций, инвестиций в недвижимость, венчурных инвестиций и доверительного управления. Он уже вложил больше $2 000 000, в том числе в одну компанию в сфере дополненной реальности. Казалось бы, одна — это не две, совсем мало, но для отечественного рынка опыт более чем редкий и ценный.

logo-RWM Capital_РВМ Капитал

Инвестиционная группа «РВМ Капитал» — это крупное предприятие, которое совершенно не похоже на небольшие отраслевые фонды. Здесь вам не дух Кремниевой долины, и не Золотая лихорадка. В его портфеле больше 40 проектов, он занимается управлением активами в страховании, банковском деле, производстве, проектировании, машиностроении, добыче и переработке сырья, внешнеэкономической деятельностью, портовой деятельностью, логистикой, а высокорисковые технологии выведены на периферию — в RWM Capital Venture Investments, который растит проекты под новые раунды финансирования.

Рассказать о венчурном рынке, деятельности фондов и технологиях в России согласился Николай Молчанов, директор по стратегии и развитию Инвестиционной группы «РВМ Капитал».

IMG_2002

В портфеле инвестгруппы уже есть компания из области дополненной реальности и контекстной рекламы. Не будет большим открытием мысль о том, что фонды привлекают полезные, масштабируемые и монетизируемые решения, поэтому отраслевую направленность инвесторов лучше всего покажет характеристика её портфеля.

Первой отраслевой компанией RWM стала RoadAR, сотрудничество с которой фонд начал в 2014 году. Она разрабатывает платформу, анализирующую видео с использованием алгоритмов компьютерного зрения и способную оценивать обстановку в трёхмерном пространстве, используя систему инерциальных датчиков и датчиков ГЛОНАСС/GPS в режиме реального времени. Фактически продукт компании, мобильное приложение RoadAR, может анализировать любую информацию, попавшую в объективы камер пользователей – знаки, разметку, инфраструктуру, светофоры, прилегающие объекты, здания и тому подобное.

RoadAR использует:

  • сложные алгоритмы компьютерного зрения, работающие в реальном времени на мобильных устройствах в условиях реальной дорожной обстановки (в частности, traffic signs recognition (TSR) со скоростью 30 кадров в секунду;
  • алгоритмы визуальной одометрии, датчиков автомобиля (OBD II), инерциальных датчиков (IMU, Inertial Measurement Unit) и алгоритмов SLAM (Simultaneous Localization And Mapping) для понимания местоположения наблюдателя (камеры) с высокой точностью, что позволяет точно располагать на карте все объекты, распознанные на видеокадре;
  • модификации алгоритмов под различные процессорные архитектуры, что позволяет значительно увеличить их производительность.

RoadAR_1

По словам Молчанова, наиболее явными продуктами RoadAR являются создание и автоматическая актуализация базы дорожных знаков города, сбор актуальной информации о состоянии дорожно-транспортной системы – нарушения скорости, состояние дорожного полотна, контроль соблюдения ПДД водителями общественного и частного транспорта города, видеофиксация нарушений (например, заезд на полосу для общественного транспорта, неправильная парковка). Компания уже обладает наиболее полной и актуальной базой данных дорожных знаков нашей страны. Эти возможности позволяют ей вести разработку первого в мире навигатора дополненной реальности.

Проявляемый Молчановым рациональный оптимизм в отношении RoadAR, тем не менее, не значит, что фонд будет двигаться в направлении AR/VR-рынка. На вопрос о заинтересованности фонда в отраслевых инвестициях директор по стратегии уверенно отвечает: в настоящее время — нет.

Такого рода компании работают на одном из наиболее перспективных и интересных фронтиров современной технологии, и именно это означает, что здесь наиболее высоки капитальные затраты. Это проекты не дивидендной модели. Надеяться выйти на операционный поток здесь не стоит. Скорее напротив – вы должны постоянно вкладывать или привлекать новых инвесторов, чтобы поддерживать постоянные фундаментальные разработки.

Кроме того, риски в этом направлении очень высоки. По сути, вы вкладываетесь в новый раздел технологии, но не уверены, станет ли именно ваше решение основой для будущей индустрии, или вы заблудитесь на многочисленных боковых ответвлениях.

Результат от инвестиций в передовые технологии будет не скоро. Инвестиции в информационные технологии и повышение производительности труда от этих вложений разделяет около 15 лет. Электричество было изобретено в 1880 году, но реально начало приносить пользу и влиять на производительность труда только лет через 50. Между изобретением парового двигателя в коммерческом производстве и пиком производства паровых машины в Великобритании прошло около 100 лет. Более того, мы сейчас живем в мире, который разрабатывает и эксплуатирует в основном открытия 70-х годов, а не то, что было сделано в последние 10 лет.

Поэтому мы именно сейчас находимся в точке, где должен следовать очень быстрый рост производительности в сфере информационных технологий, открытия в которых совершались около 30 лет назад. И что-то делается быстро: 10 лет назад ещё был принципиально невозможен управляемый роботами [гражданский] автотранспорт — сейчас машины Google уже накатывают по полмиллиона километров.

Но, к сожалению, этой точкой приложения усилий становится не Россия.

По состоянию на 2016 год RWM Capital вынуждена констатировать ухудшение инвестиционного климата в России.

Активность предложения средств на российском рынке снизилась, что сделало стартапы ещё доступнее для инвесторов, так как оценка упала. Это может привести к исчезновению значительной части качественных проектов, фаундеры которых не хотят тратить время и силы на поиск небольшого финансирования, а предпочитают переключится на средства 3F (friends, family and fools). Важно отметить, что снизилась скорее активность российских инвесторов. Для самих проектов возможности привлечения финансирования в целом остались на прежнем уровне.

Рынок высокорисковых инвестиций глобален, и его просадка в РФ не означает кризиса по всему миру. Однако для многих предпринимателей проблемой является вовсе не финансовый фон, а фундаментальное взаимное непонимание — фаундеры и венчуры говорят на разных языках, хотя им нужно одно и то же: деньги и процветание отдельно взятой компании. Что нужно знать и иметь предпринимателю, и какую поддержку фонд готов ему оказать?

Проект должен понравиться! Венчурные проекты, особенно на ранних стадиях, не проходят такой же тщательный формальный due diligence, как проекты private equity. Большее значение приобретает роль фаундера и фактор «нравится – не нравится». Поэтому при представлении венчурного проекта важны психологические особенности восприятия / передачи информации.

Основателям проекта важно объяснить и доказать актуальность тех pain points, на устранение которых направлен проект, указать ключевые характеристики, попытаться объяснить, почему он будет востребован. Должны быть чёткое видение долгосрочного развития и чёткий фокус на специальные нужды рынка. Если продукт ориентирован на B2C, то он должен закрывать потребности, а в B2B – точки боли покупателей, от есть места, где они теряют деньги.

Далее: 11 самых активных инвесторов AR/VR-рынка по версии CB Insights

Видео: подробная демонстрация работы очков дополненной реальности Meta 2

Чтобы зарабатывать максимум и тратить минимум, необходимо сосредоточиться на конкретной, явной задаче и не распылять ресурсы, особенно по тем направлениям, которые имеют неопределённые перспективы: это удел тех, кто уже неплохо зарабатывает и может вкладывать собственные средства в исследования. Бережливость — важнейшее качество стартапа.

У проекта должна быть максимально узкая специализация на старте. В самом начале проект должен найти свою нишу, определить бизнес модель, таргетировать свой бизнес, защитить его и потом начать экспансию в соседние области. Если основатели считают, что нужно охватить как можно больше продуктов, чтобы увеличить шансы заработка, то советую вспомнить, как выглядела и что предлагала Google в начале. Это была одинокая поисковая строка посередине экрана. Изначально Google был именно поисковиком, в то время как его конкуренты пытались специализироваться на добром десятке сервисов одновременно.

В выбранной нише у стартапа должны быть точки опоры, на которые компания действительно сможет опираться в ходе своего развития. Это связи, продукт, каналы, деньги – всё, что будет способствовать выходу на рынок в максимально сжатые сроки и с максимально низкими расходами.

Наконец, потенциально успешный проект должен овладеть искусством бережливого подхода или принципами bootstrapping, которые гласят: никогда не покупай новое, если можешь купить секонд хэнд, никогда не покупай секонд хэнд, если можешь взять в аренду, никогда не арендуй, если можешь одолжить на время, никогда не одалживай, если можешь использовать выброшенное.

В целом же для инвестора важно не то, насколько замечательный у фаундеров продукт, а то, вернёт ли он вложенные в проект деньги, и, желательно, с прибылью. Инвестор является экспертом именно в оценке проекта как бизнеса. Этому вопросу стоит уделять наибольшее внимание при встрече. Большинство из окружающих нас бизнесов не являются какими-то необыкновенно инновационными или прорывными. В основном успешные компании делают примерно то же самое, что и их конкуренты, просто делают это намного эффективнее. И вот эту эффективность, заложенную в бизнес-модель, и оценивает инвестор.

Среди потребителей распространено мнение, согласно которому отечественные технологические компании — это миф, активно насаждаемый государственным аппаратом за деньги от налогов и продажи полезных ископаемых. Голографика сотрудничает с десятками IT-фирм, конкурирующих на международном рынке, и поэтому для нас их существование и полезная деятельность несомненны, но миф порождает неуверенность предпринимателей, хорошей профилактикой которой будет мнение тех, кто вверяет им свои деньги.

Россия не входит в число лидеров по развитию и инновационной деятельности, так как отечественная экономика продолжает оставаться сырьевой, и в целом наши технологии отстают от мировых на несколько лет. В списке крупнейших технологических компаний мира нет российских имён. Но всё же Россия не является и новичком на мировом рынке технологий.

Так, например, оказалось, что поставщиком сапфирового стекла для Apple Watch является российская компания «Монокристалл» из Ставрополья. Южнокорейский IT-гигант Samsung недавно выкупил у российских разработчиков три патента на разработку системы лазерных сенсоров для анализа здоровья пользователей. Резидент «Сколково» СуперОкс-Инновации в прошлом году начал сотрудничать с Airbus в проекте по разработке электродвигателя для полностью электрического самолета Airbus. А SaaS-решение от нашей портфельной компании Opteum активно используют не только в России, но и в странах СНГ, восточной Европы, в Индии и на Кипре.

Примеров использования российских технологий мировыми лидерами различных отраслей много.

Мировой технологический рынок переживает бум инвестиций в отрасль дополненной и виртуальной реальности — объёмы достигают нескольких миллиардов долларов в год. Еженедельно о многомиллионных сделках слышно с Запада и из Азии. Однако Россия фигурирует в них минимально. Выступать в одном ряду с западными конкурентами российским технологическим и инвестиционным компаниям мешают недостаточная открытость и желание делать деньги здесь на том же, на чём их делают иностранные коллеги на своей территории.

В нынешней обстановке российскому инвестору не так-то просто выйти на поиск проектов за рубежом. В силу сложившейся ситуации наличие в портфолио инвестора из России не добавляет проекту особых выгод. Кроме того, без имени вообще сложно войти в состав синдицированной сделки по вхождению в капитал «единорога» или просто раскрученного актива. Чтобы получить возможность быть партнёром крупных венчурных фондов вы должны иметь хороший track record и понятный источник инвестиций.

Если есть желание заработать деньги на инвестициях в передовые технологии, лучше всего делать их в местах, которые являются наиболее продвинутыми площадками по сравнению со всем остальным миром.

Памятка: что нужно AR/VR-предпринимателю, чтобы получить инвестиции

  1. Проект должен решать актуальные проблемы целевого потребителя, избавлять его от боли, связанной с очевидной потерей денег, времени и так далее.
  2. Проект должен иметь узкую специализацию на старте, чтобы вкладываемые ресурсы по кратчайшему пути привели к первым доходам. Дальше можно масштабировать.
  3. Компания должна иметь точки опоры на рынке: деньги, продукт, команда, связи и прочее. Вряд ли инвестор заинтересуется проектом, для которого придётся выстраивать все процессы с нуля.
  4. На презентации нужно учитывать психологию инвестора, особенности его восприятия. Никто не станет финансировать проект, который просто не нравится.
  5. В проекте важна бережливость фаундеров: если команда не умеет экономить, она потратит деньги с меньшей отдачей.
  6. Помните: важно не то, насколько замечательный у фаундеров продукт, а то, вернёт ли он вложенные в проект деньги, и желательно с прибылью.

Далее: Реалии венчурных инвестиций в отрасли дополненной и виртуальной реальности

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Партнер проекта: Каталог VilingStore