Выбери свою реальность: виртуальную, дополненную или смешанную

6
1017

20150710-monkeys-vr-ar-mr-evil

Эрик Джонсон (Eric Johnson), Re/Code

Недавно представитель PR-службы Microsoft прервал меня на полуслове. Я начал задавать вопросы о HoloLens, очках дополненной реальности компании.

Это не дополненная реальность, — отрезал он. — Это смешанная реальность.

Моя первая реакция: Стоооооп, извините.

После преодоления собственного упрямства и проведения некоторых изысканий я понял, что сотрудник MS был прав. HoloLens и другие технологии смешанной реальности типа Magic Leap отличаются от дополненной реальности — и они обе отличаются от реальности виртуальной. Действительно отличаются, в самом деле.

Некоторые из экспертов, с которыми я консультировался для этого материала, говорят, что терминологические войны более оболочка, чем суть. Моё мнение: даже если всё это маркетинговый бред, потребители должны уметь разбираться в том, что им продают. Так что если вы запутаетесь, не волнуйтесь: мы здесь, чтобы помочь.

Что такое виртуальная реальность?

Вероятно, вы уже много слышали о виртуальной реальности (virtual reality или VR). Это технология, которая готова в течение следующего года дать нам крупные потребительские релизы на устройствах вроде Oculus Rift от Facebook, Project Morpheus от Sony и Samsung Gear VR. Люди также должны знать виртуальную реальность лучше других из-за её провальной атаки потребительского рынка в 1990-х и прецедентам из популярной культуры, таким как «Газонокосильщик» или ‘Virtual Reality Troopers’.

В виртуальной реальности вы носите на голове что-то — сейчас это «головные дисплеи» (head-mounted display или HMD), которые выглядят как коробки с очками или космические шлемы, — что держит перед вашими глазами экран, который, в свою очередь, получает данные от компьютера, игровой консоли или мобильного телефона. Благодаря специальным программному обеспечению и датчикам, переживания в них становятся вашей реальностью, наполняют ваше восприятие: в высокотехнологичном сегменте они также сопровождаются трёхмерным звуком, который чувствуется как персональная система объёмного звучания на голове, или контроллерами, которые позволяют войти в этот рукотворный мир и взаимодействовать с ним интуитивным способом.

По теме: Битву дополненной и виртуальной реальности выиграет контент

От близких технологий виртуальную реальность отличает обещанный ей уровень погружения. Когда пользователи VR смотрят вокруг — или даже ходят в более продвинутых гарнитурах, — они приспосабливаются к этому миру так же, как если бы они наблюдали или двигались в реальной реальности.

Ключевым здесь является эффект присутствия — краткое обозначение для технологий и контента, которые обманом заставляют наш мозг поверить, что мы где-то в другом месте. Когда вы прикасаетесь к виртуальному динозавру или не хотите упасть с воображаемого уступа — это работа эффекта присутствия.

И вот когда в дело вступает одна из исторически самых сложных задач виртуальной реальности. Оказывается, наш мозг на самом деле очень умный в том, что касается распознавания плохой работы над эффектом присутствия. Если вы едете по виртуальной горке, а ваше тело не чувствует движения, мозг может заподозрить, что что-то не так, и… вас стошнит. Лучший сценарий: вы удержали свой обед, но над вами вдоволь похохотали парни из видео ‘What Does the Fox Say?’ на норвежском ТВ:

Последние технологические достижения сократили задержки — время между движениями головы и реакцией виртуальной картинки. Это важно для того, чтобы мозг не чувствовал себя не в своей тарелке. Тем не менее сейчас распространено мнение, согласно которому некоторые чувствительные к симуляторам люди никогда не смогут выдержать длительное VR-переживание, и возможность создать тошнотворный софт сохранится — это владельцы платформ Oculus и Sony захотят контролировать.

Понятно. А что такое дополненная реальность?

Дополненная реальность (augmented reality или AR) схожа с виртуальной в том, что часто доставляется пользователю через нательные устройства с датчиками, такие как Google Glass, Daqri Smart Helmet или Epson Moverio. Это не всегда верно, и сходства быстро заканчиваются.

Ключевым термином для дополненной реальности является полезность. Типичный опыт дополненной реальности, вероятно, будет намного менее захватывающим, чем встреча с динозавром или поездка на американских горках, но аналитики доказывают, что потенциальный рынок дополненной реальности намного больше, чем виртуальной.

По теме: Реальная опасность дополненной реальности

Весь смысл этого уродливого слова — «дополненная» — в том, что AR берёт ваш взгляд на реальный мир и дополняет его цифровой информацией. Это может быть так же просто, как текстовые уведомления, или сложно, как симулированный экран (с чем-то подобным экспериментирует ODG для будущих потребительских смарт-очков). Но в целом дополненная реальность позволяет увидеть и синтезированный, и натуральный свет, который отражается от объектов реального мира.

Дополненная реальность позволяет получить цифровую информацию без необходимости проверять ещё одно устройство, оставляя обе руки пользователя свободными для решения иных задач. Это делает технологию естественно подходящей для предприятий: к примеру, энергетические компании могли бы захотеть предоставить полевым инспекторам очки, которые способны снимать и передавать данные о том, что они видят, прямо с ветряной турбины.

Есть и потребительские AR-приложения — например, для пилотирования дронов, но в последнее время не имеющие дел с корпоративным сектором разработчики перешли либо к виртуальной, либо к смешанной реальности.

Хорошо, тогда что такое смешанная реальность?

Из всех трёх реальностей это наименее известная, но, по иронии судьбы, возможно, имеющая самый простой путь к принятию потребителями — если технология работает так, как показывается в рекламе.

Ключевым термином для смешанной реальности (mixed reality — MR) является гибкость. Она пытается объединить лучшие аспекты VR и AR, будучи завёрнута в название, менее вызывающее, чем у соседей.

В теории, смешанная реальность позволяет пользователю видеть реальный мир (как дополненная), а также правдоподобные виртуальные объекты (как виртуальная). Виртуальные объекты закрепляются за точками реального пространства, что позволяет рассматривать их как настоящие, по крайней мере для человека, имеющего возможность их увидеть.

Таким образом, заимствуя пример с презентации Microsoft на торгово-игровом шоу E3, вы можете смотреть на обычный стол, но видеть на его поверхности интерактивный виртуальный мир из игры Minecraft. Пока вы ходите вокруг, виртуальный ландшафт сохраняет свою позицию, а когда вы наклоняетесь ближе, он становится ближе так же, как приблизился бы объект реального мира.

Звучит здорово, но реальные MR-приложения пока демонстрируются за закрытыми дверями. Демо Minecraft на E3 не было полностью честной рекламой, и Magic Leap — засекреченная, но очень известная компания с инвестициями от Google, Qualcomm и других — ещё не представила портативную потребительскую версию своей MR-технологии. В феврале издание MIT Technology Review описало главное устройство компании как «строительные леса», а последовавшее концептуальное видео для нового нательного гаджета оказалось сомнительным с точки зрения правдоподобности. Microsoft тем временем провела несколько публичных демонстраций и не торопится называть дату релиза HoloLens.

Для некоторых разработчиков, следящих за экосистемой, может иметь смысл пересмотр именования их софта с дополненной на смешанную реальность. Вне корпоративного рынка первая в основном служила маркетинговым трюком, тогда как последняя всё ещё волнующа и сексуальна. Ну, по крайней мере, волнующа.

Просто для того, чтобы запутать всё ещё больше, некоторые вещи, ранее называвшиеся дополненной реальностью, такие как приложение Crayola от Daqri, теперь будут определяться как смешанная реальность. Один человек, у которого я взял интервью для этой статьи, попросивший не называть его имени, настаивал, что смешанная реальность — это «реальная дополненная реальность», но признал, что Google Glass и им подобные вывели этот термин из массового сознания.


 

Итак, вот что у вас есть: основные примеры трёх перспективных технологий. Хотя поклонник «Кельвина и Хоббса» во мне любит находку Google «превращаемая реальность», лучшим всеобъемлющим термином может быть «цифровая реальность», которую я украл у Адама Дрэпера (Adam Draper) из Boost VC (спасибо, Адам!).

На самом деле, что угодно может быть лучше ‘VR/AR/MR’.

Далее: OSVR открыла образовательный портал по дополненной и виртуальной реальности

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поддержи Голографику на Patreon!